Наиболее объективный параметр «самочувствия» растительности в целом — индекс площади листьев (ИПЛ), равный площади верхней половины листьев или, в случае хвойных пород, иголок. Именно верхнюю половину зеленой части растений проще всего зафиксировать на спутниковых снимках. Уже в 2017 году перекрестный анализ снимков, полученных с различных спутников, показал, что как минимум с 1980-х годов этот индекс растет, и довольно быстро.
Так, в 1982–2011 годах рост индекса площади листьев наблюдался на 46 процентах всей площади суши, покрытой растительностью, а сокращение — лишь на 4 процентах той же площади, в основном за счет вырубки лесов.
Одной из причин этого является потепление, ведущее к росту ИПЛ в тундре, а другой — пока еще небольшой рост осадков в засушливых районах (рост температуры означает рост испаряемости с поверхности океанов). Но исследователи отмечают, что эти факторы отвечают лишь за меньшую часть глобального озеленения, а вот рост концентрации СО2 — за 70 процентов от этого процесса.
Растения строят свои ткани в основном из углекислого газа и воды. Чем больше в атмосфере СО2, тем меньше растениям требуется открывать свои устьица для «дыхания», а значит, и воды на него они тратят меньше. То есть чем больше углекислого газа в воздухе — тем больше растениям достается и того, и другого. Именно поэтому в парниковых хозяйствах на Западе концентрация СО2 искусственно поддерживается на уровне 800 частей на миллион (вдвое больше, чем в воздухе, которым мы дышим).
Человечество выбрасывает 37 миллиардов тонн СО2 в год. Всего в атмосфере содержится 3,2 триллиона тонн углекислого газа, то есть ежегодно люди добавляют по 1,15 процента этого вещества. Хотя основная часть этих выбросов поглощается океаном, растениями и горными породами, около 5 миллиардов тонн в год остается. Поэтому в конце XVIII века СО2 в воздухе было 280 частей на миллиона, а сегодня — 410, и ежегодно прибавляется еще 2,45 части на миллион.
Это и есть тот самый парниковый газ, что ведет к глобальному потеплению. Водяной пар играет подчиненную роль в этом процессе, поскольку его концентрация в воздухе сильно зависит от температуры. Одновременно СО2, непреднамеренно со стороны вырабатывающего его человечества, привел к наблюдаемому сегодня глобальному озеленению.

Недавняя работа китайских исследователей показала, насколько именно антропогенное озеленение повлияло на земную растительность. Для этого ученые подсчитали рост индекса площади листьев для крупнейших стран мира.
Авторы этой работы проанализировали индекс поверхности листьев по 11 крупным странам мира на спутниковых снимках 2000-2017 годов. Как и следовало ожидать, рост ИПЛ наблюдался во всех них. Сильнее всего индекс вырос в двух странах — КНР и Индии.
Успехи Китая и Индии не случайны. В этих странах реализуется крупнейшая в истории человечества программа по насаждению деревьев, и общая площадь лесов в Китае только в 2000–2015 годах выросла на 32 процента. В 2018 году деревья были посажены на площади, примерно равной площади Ирландии.
В Индии ситуация сходная: экономический и демографический рост заставил местных фермеров расширять посевные площади, в том числе в ранее засушливых районах (с помощью ирригации). Соответственно, 82 процента озеленения Индии приходится именно на пашню.
в 2016-2017 годах был установлен колоссальный масштаб глобального озеленения: по следам сульфида карбонила (COS) в антарктических льдах выяснилось, что растения в XX веке наращивали свою биомассу быстрее, чем когда-либо еще за последние 54 000 лет. Скорость наращивания зеленой биомассы на Земле в прошлом столетии была на 31 процент больше, чем до начала промышленной революции — и повысилась именно из-за нее.
Точнее, из-за порожденных ею дополнительных выбросов углекислого газа.